Navigare necesse est, vivere non est necesse…

 

"Река - когда солнце пляшет в волнах, золотит седые буки, бродит по лесным тропинкам,
гонит тени вниз со склонов, на листву алмазы сыплет, поцелуи шлет кувшинкам,
бьется в пене на запрудах, серебрит мосты и сваи, в камышах играет в прятки
парус дальний озаряет, - это чудо красоты."

Джером К. Джером

Автор отчета: Александр Шапарин,
под редакцией Игоря Виговского (ИВ),
фото общие.

Пролог

...в котором автор высокопарно рассуждает о Белых пятнах.

 

Планета наша, кажется, полностью изучена, истоптана и загажена. Но, тем не менее, Белые пятна еще остались. Иной раз из-за труднодоступности, иной раз из-за того, что ни у кого не нашлось времени, иной раз из-за нафигненужности, да и по разным другим причинам. Короче говоря, есть что открыть, изучить и описать…пусть даже эти пятна белые только для тебя. Ну не употребляться же, в конце концов, скучному географу, с которого так и не понял Маленький Принц? И, как известно, дорогу осилит идущий… Наши белые пятна нашлись в Тверской области, в урочище Оршанский мох, это место называется еще и Петрозерьем, в честь Царя Петра I, который поселил здесь пленных шведов и наказал им строить корабли. Но лес не годился и Созь была мелка, а у пленных шведов руки росли не из тех мест. Не тех шведов повинтил Петруха. Да еще после истории с кораблем "Густав Ваза", следовало бы сразу усомниться в искусстве шведских плотников. Так и жили с тех пор потомки тех шведов, не зная крепостного права, пока не вымерли в пост перестроечное время.

Карта маршрута

Откуда подул ветер

Большие озера, связанные протоками, три деревни, к которым не ведут никакие дороги, исток реки Созь. Местность, если верить картам, представляет собой сплошное непроходимое болото.

Озеро Великое принадлежит системе Оршинско-Петровских озер. Расположено на болоте "Оршанский Мох" у с. Петровское. Система состоит из озер:
Великое (пл. 32 кв. км, дл. 11,70 км, ширина макс. 5,4 км, ср. 2,74 км, длина береговой линии 30,1 км, глубина макс. 3,51 м, ср. 2,74 м)
Глубокое (пл. 1 кв. км, дл. 1,4 км, ширина макс. 1 км, ср. 0,71 км, длина береговой линии 4,3 км, глубина макс. 3,6 м, ср. 1,7 м)
Белое (пл. 4,02 кв. км, дл. 2,8 км, ширина макс. 2,10 км, ср. 1,44 км, длина береговой линии 8,7 км, глубина макс. 2,6 м, ср. 1,6 м)
Озерце (пл. 0,82 кв. км, дл. 2,2 км, ширина 1 км, ср. 0,37 км, длина береговой линии 5,2 км, глубина макс. 1,5 м, ср. 0,5 м)
Конечное (пл. 3,99 кв. км, дл. 3,2 км, ширина 2,1 км, ср. 1,25 км, длина береговой линии 11,01 км, глубина макс. 3,20 м, ср. 1,60 м).
Система соединяется протоками, урез воды везде одинаков 139,3 м. Происхождение реликтовое, остаток крупного приледникового озера. Берега большей частью низменные, побережье занимает верховое болото. Летом доступно лишь по воде, зимой по зимнику от с. Сутоки. На зап. побережье - д. Заречье. Берега озер - источник промыслового сбора ягод и грибов.

Из всей доступной информации у нас было старое, 50-х годов, описание маршрута по рекам Орша и Созь, с волоками по заболоченному лесу, были отчеты экспедиции тверской газеты "Караван" и редкие рассказы туристов, рыбаков и охотников. И это все, что удалось найти в Интернете. На это белое пятно каждый из нас давно обратил внимание, но руки как-то на доходили. Ни у кого. Зимой была высказана идея сходить в те края в начале октября - чтобы водоросли опустились на дно, комаров не было и чтобы всякие там дачники-отдыхающие разъехались по зимним квартирам, и чтобы наши собственные дела к тому моменту были сделаны.
Многие поддерживали проект экспедиции в загадочный безлюдный край, и даже желали принять в ней участие. Предполагалась группа человек из десяти. Но, как это всегда и бывает, слова и дела разошлись.
И на перрон Савеловского вокзала с утра вышли трое - Игорь Виговский, Юрий Ларев, и я, скромный автор этих строк. Народ подобрался опытный и бывалый, и проблем не было совсем. Экспедиции было присвоено название "Полярная лиса". Игорь уточнил - Полная полярная лиса, поскольку ожидались жуткие топи, полное безлюдье, волки, кабаны и скверная осенняя погода. Действительно, мы ожидали полный 3,14здец :) . На деле все оказалось гораздо проще.

Полная полярная лиса.

Отчет-репортаж о парусно-гребной экспедиции по Белому пятну , совершенной экипажами танкера "Белочка" и ледоколов "Магдалена" и "Странник" в период 3-8 октября 2010 года.

Полный Писец

Вот собственно так, наверное, и выглядит легендарный белый пушистый полярный зверек - "Полный Писец"

Мы знали, что:
-Там безлюдно и никого нет, все старожилы умерли и уехали, а дорога появляется только по зимнику;
- Что совсем нет стоянок, сплошное болото, водятся лешие и кикиморы, волки, медведи и кабаны, а летом еще и комары-каннибалы;
- Когда у неких туристов пропоролась байдарка, они отправили гонца на большую землю за помощью, и гонца съели волки;
- Что ПетрI поселил там пленных шведов, дабы они строили корабли, и нынешние жители (которых нет) их потомки;
- Что там сплошные топи, нет электричества, газа, горячей воды и даже Интернета;
- И все-таки туда можно добраться.

Что и говорить, мы были настроены решительно.
А чтобы читатель понял, с кем имеет дело, представляю участников экспедиции и ихние корабли:

Александр Шапарин, и ледокол Магдалена (КНК "Легор") - инициатор и как бы Адмирал;
Игорь Виговский-Ладожский (ИВ), и танкер Белочка (полутораместная самодельная байдарка на базе "Тайменя" с латинским парусным вооружением и швертовым колодцем) - соинициатор и Капитан-Наставник;
Юрий Ларев, и ледокол Странник (КНК "Легор") - соинициатор и Флаг-штурман.

Снаряжение - было стандартным для походов такого уровня, все необходимое и ничего лишнего.
Было целых два приемника GPS, хотя использовался только один.
Предполагалось активно использовать паруса, особенно при попутном ветре - на "Белочке", а два "Легора" подходят с бортов, образуя тримаран, при желании дополнительно ставится пузакер (открывается зонтик).
Нас ожидали большие озера и, конечно, просторы устья Сози и Московского моря. Ну и разумеется, классический байдарочный падлинг - мы же все выросли из байдарок, и не забываем их по сей день.
Были хорошие карты. Ну и не обошлось без жертв Богу забывчивости, к счастью некритичных, разумных и малообременительных.

3 октября 2010г.

Воскресенье. Савеловский вокзал-Савелово-Кимры-д.Кошкино-д.Никитское,х.Лугино-левый берег Канавы. Заброска на место. День большого ишака. Об обитаемости Белых пятен. Первые разочарования.

"Выбросьте этот хлам за борт! Пусть ваша жизненная ладья будет легка и
несет лишь то, что необходимо: уютный дом, простые удовольствия, двух-трех
друзей, достойных называться друзьями, того, кто вас любит и кого вы
любите, кошку, собаку, несколько трубок, сколько нужно еды и одежды и
немножко больше, чем нужно, напитков, ибо жажда - опасная вещь."
Джером К.Джером

На вокзал никто не опоздал, что, собственно, и предполагалось. Места в электричке нам хватило вместе с нашим снаряжением. Все это выглядело как два 130 литровых рюкзака, полностью забитая тритоновская упаковка для "Тайменя", садовая тележка с одним из "Легоров" и второй "Легор" в штатной упаковке - его мы уложили на багажную полку. Прекрасная, кстати, реклама - лодка "Легор" в упаковке настолько мала, что вы можете забыть его в электричке :). Лодку мы не забыли, а в электричке даже умудрились выспаться.

Сон и бодрствования

Легор на верхней полке в электричке

И вот они, Кимры, т.е. станция Савелово. Автовокзал на другом берегу, туда можно доехать автобусами №№ 9 и 10. Мы сфотографировали расписание, и тут же подошел автобус. Вопреки, кстати, расписанию. Ветеранские льготы в тверских автобусах не действуют - видимо удельное Тверское княжество воевало на стороне афганских моджахедов и чеченских сепаратистов. До автовокзала было ни разу не близко - пешком мы бы топали час два. На автовокзале взяли билеты на автобус Кимры-Тверь-через Горицы. Даже на номерные места. Все это стоило недорого, а багажный билет и вообще 16 р/место. Теперь предстояла закупка продуктов. Предполагалось, что каждый возьмет из дома сухой паек на сутки, а продукты мы закупим в Кимрах. Расклад мы составили в электричке - Юрик, как штурман экспедиции, вел записи. За продуктами отправились Игорь и я. Юрикову бумажку взяли с собой. На другой стороне бумажки была отпечатана карта с указанием координат ключевых точек. Кимры - это старинный и большой современный город, и универсамы эконом-класса здесь тоже имеются. И мы купили все, что захотели и вроде ничего не забыли. Пообедали сухим пайком и двое из троих запили это дело пивом, ага. Автобус - комфортабельный большой "Икарус" подогнали вовремя, и мы, как белые люди, разместили свое снаряжение в багажном отсеке, а сами с удовольствием уселись на номерные места и даже вздремнули. Минут через сорок автобус остановился как раз там, где нужно - посреди деревни Кошкино, на перекрестке дорог.

Дорога и мы

Мы ожидали, что безлюдье и заброшенность начнутся прямо здесь, но ошиблись. Совсем рядом был магазин, а вдоль обочины красовалась покоцанная стелла с надписью "колхоз Доброволец". Это было очень мило: все же знают, что колхоз дело добровольное. В траве радужно переливался компакт-диск. Это оказалось не какой-то там сидюк с попсой, а продвинутая антивирусная программа, отчего мы все трое слегка фалломорфировали.

Колхоз доброволец

Сфотографировались у стелы, взвалили рюкзаки и отправились на запад. Деревня была весьма оживленной и населенной, имелось даже объявление, что в Доме Культуры проводится нечто - стало быть, в наличии не только дом, но и сама культура. Закупленное продовольствие упаковали в мою тележку, для чего пришлось вынуть лопасти весел и пристегнуть их снаружи. Весла тыкали меня в зад, и везти это было не вполне.

Колхоз доброволец

Важные индоутки окинули нас презрительными взглядами - мол, москвичам делать нечего. Топать нам предстояло около семи километров, и хотелось бы не удлинять по возможности это ишачье занятие. Немного не доходя до деревни Никитское мы взяли языка - сиречь остановили мотоциклиста. Он охотно рассказал нам, что до искомого нам Лугино около шести километров и указал нам оптимальную дорогу.
Пройдя Никитское, мы остановились на привал, ибо слегка замучались. Здоровенная упаковка Игоря выглядела самоходной, если б внизу не было мерно шагающих ног в сапогах. Литраж упаковки я затрудняюсь определить, потому что мерить надо не литрами, а кубометрами. Их там около двух. Юрик со 130-литровым станковым рюкзаком несет еще и часть продуктов, а на шее наперевес висит "Легор" в штатной упаковке. У меня за плечами тоже стотридцатка, а тележка с продуктами, "Легором", палаткой и многим прочим совершенно отбила мне обе половинки задницы. Скинули мы свою кладь на пожелтевшую стерню и огляделись по сторонам. Впереди, на западе, за полем темнел смешанный лес. На севере и юге простирались осенние поля, а за спиной, на востоке была деревня Никитское - хоть и без магазина и храмов культуры, но тоже, весьма и весьма не заброшенная. Помотрели мы на карту (ну да, все верно), навьючились и снова заишачили.

навьючились и снова заишачили

Вскоре мы вошли в лес. Лес был смешанным и довольно красивым. На обочинах песчаной дороги в изобилии росли опята, моховики и свинушки. Очень жаль, что мы спешим. Может, в процессе похода удастся пособирать и поесть грибов. По песку с глубокими лужами тележку приходится не катить, а непозитивно тащить. В лесу мы встретили грибников, с виду московских дачников.
Достали GPSку Игоря и определились. По прямой нам осталось три километра до Лугино. Интересная топонимика - КошкинО, но ЛУгино. А я не на шутку замучился с тележкой.
И вот оно, то самое Лугино. Это два заброшенных дома - один покрепче, другой позапущеней и полуразрушенный сарай у леса. Канала отсюда не видно.

Штурман за работой

Штурман за работой

Живописные развалины

Живописные развалины

Мы сбросили свой груз, сфотографировались и отправились на разведку.
На опушке леса стояло два ничьих джипа. Канал мы нашли, но он оказался совершенной канавой, узкой, мелкой, грязной и заваленной буреломом. По дороге нам встречались ежики. Игорь вернулся в Лугино караулить снарягу, а мы с Юриком пошли дальше по топкой и широкой торфяной дороге. Через километр канал спрямился, а через два стал вполне судоходным для байдарки. Место позволяло даже поставить палатки. Мы вернулись в Лугино и перетащили вещи. Палатки решили ставить на сухом торфяном болоте, а костер, во избежание, развести прямо на дороге, ибо вряд ли что по ней проедет в такое время, да и проходима она разве что для гусеничного трактора - танк точно застрянет. Мы с Юриком вернулись за тележкой - по этой дороге ее пришлось нести на руках. Было нелегко. По курсу маячило что-то непонятное белое, Оказалось, это Игорь уже развел костер и установил очень любопытную костровую треногу.

вскипятили два котелка воды

за беседой у костра

Очень быстро стемнело, но мы уже вскипятили два котелка воды и развели сухую картошку. Воду брали из канала, а про всякую там ряску, торф и муть сказали, что так будет жирнее и наваристей - все равно темно. Корабли решили собрать с утра. Достали и налили. Игорь высказал предположение, что если он будет опаздывать (ему позарез надо 7-го быть в Москве), то пойдет ночью. Мы пообещали, что его не бросим и пойдем с ним. Водки мы собирались выпить бутылку, от силы две, но за беседой у костра выпили три.

 

4 октября. Понедельник.

Левый берег Канавы-р.Борозда-оз.Великое-д.Петровское-п-ов у д.Остров. Вини-Пух и день забот. Долгожданный падлинг. В плену болотных берегов. Немного экспериментальной гидродинамики. Негостеприимная деревня.

"Я люблю смотреть, как гребут старые лодочники, особенно когда их
нанимают по часам. В их гребле есть что-то такое спокойное, неторопливое.
Она совершенно лишена той суетливой спешки, волнения и напряженности,
которая все больше и больше заражает новое поколение."
Джером К. Джером

 

Сегодня у нас весьма ответственный день - мы просто обязаны дойти до заброшенных деревень, ибо ночевать больше негде. Утром проснулись довольно рано, сразу же развели костер, выпили чаю и кофе и занялись делами. По ногами хрустел тонкий ледок. - Хорошо спать на болоте, - подытожил Юрик, - мягко, как на перине. Воистину, что да, то да. Если б я написал, что дело в наших руках спорилось после вчерашних трех бутылок, то читатель справедливо назвал бы меня лжецом. Но я как раз этого и не утверждаю. "Белочка" - это порождение ИВовского сумрачного гения , собиралась не быстро.

"Легоры" собираются

определили, что "Белочка" отныне - танкер

Забегая вперед, должен сказать, что это, пожалуй, единственный недостаток этот замечательного корабля. "Легоры" собираются на раз-два-три, но зато загрузка - это процесс и даже Мероприятие. Игорь откровенно заскучал, но, обнаружив винтовку "Кросмэн" забыл об этом и с видимым удовольствием обстреливал окрестности. Собрался он на удивление быстро - одна большая герма и легоровская упаковка с едой, посудой, и, главное, напитками. Мы сразу определили, что "Белочка" отныне - танкер, который везет наше все. Никаких посторонних звуков мы ни вечером, ни утром не слышали, и поэтому решили, что два вчерашних джипа на опушке леса и вправду ничьи.

Поехали

Поехали.

Один завал

непроходимая плотина

Правда недолго.

Один завал мы преодолели, второй тоже, а на третьем остановились. Я предполагал одолеть и этот завал, а Игорь и Юрик собрались обнести его и следующий. Танкер разгрузили, а "Странник" можно по траве волочь за носовой рым как санки. Я преодолел еще три завала, и тут попалась непроходимая плотина. Кто уж ее построил, такую аккуратную из веток и торфа, непонятно - то ли бобры, то ли козлы, но преодолеть ее было невозможно. И я вытащил свою "Магдалену" на берег, где тут же встретился с Юриком и Игорем, на плечах несущими танкер.

на дороге

на дороге

И тут мы услышали тарахтение, и на дороге, навстречу нам выехал тракторишко Т-25 "Владимирец" с двумя камуфляжными мужиками на нем. Поравнявшись с нами, он вдруг капитально увяз в яме, сев на брюхо. Усилий хозяев и нас троих оказалось недостаточно, и трактор сел еще капитальнее. Мы перебороли искушение снять все это на видео, и занялись своими делами, оставив кесарю кесарево, а трактористам - трактор. Вскоре мы посуху вытащили наш флот на хорошенькую полянку. На полянке стояли металлические рундуки, закрытые на замок и несколько дюралевых "Казанок" и "Прогрессов". Собственно от сюда и начиналась более менее судоходная часть канала. На днище одной из лодок мы нарезали хлеб, лук и сало и экспресс пообедали.

несколько дюралевых "Казанок" и "Прогрессов"

Канал стал почище. Выяснилось, что под веслами хрустит лед, и определили, что оба "Легора" - ледоколы. По дороге мы встретили еще пару мест базирования моторок, преодолели веточно-торфяную плотинку - бобровую или козлиную.

Канал стал почище

Канал стал почище

преодолели веточно-торфяную плотинку

преодолели веточно-торфяную плотинку

В берегах иногда попадались ведущие вглубь материка норы. Судя по диаметру - все-таки бобровые. Народу в лесу было много, грибники и даже женщины. Вот такие они, Белые пятна! Ну и о стоянках - есть они, и очень неплохие, до самой реки Борозды.
Интересная закономерность: если находишься на левом берегу канавы, то на правом стоянка намного лучше. Но стоит только оказаться на правом - все повторится наоборот. Мы все больше были на левом. Стоит ли упоминать, какие красоты были на другом берегу?

Слияние канала и речки Борозда

Слияние канала и речки Борозда

Слияние канала и речки Борозда оказалось точно там, где мы ожидали. Лодки пошли поперек Борозды - ничего не напоминает? На месте слияния оказалась еще одна моторная стоянка и мотоцикл с коляской - его легче вытаскивать из грязи, чем трактор. Зато берега стали совсем болотом, и через несколько километров, за поворотом вдруг открылось озеро Великое. Оно было и впрямь немаленьким - почти правильный эллипс 5х10 км. Берега - сплошное торфяное болото и сухие сосенки. Ввели координаты нужного нам пролива, наметили ориентир и пошли. День был солнечным, полнейший штиль, и гладь воды зеркальна. Мы качаемся на волнах, которые сами же и подняли.

Но нет даже слабого дуновения

Но нет даже слабого дуновения

Заблудились

Заблудились :)

На юге заметна крохотная черточка - это трубы Конаковской ГРЭС, а в небе над ними расплывается облачко, похожее на ядерный гриб. Если б поднялся ветер, он бы дал нам прикурить. Но нет даже слабого дуновения, и ставить паруса бессмысленно. До пролива, который ведет к деревням и в другие озера пять километров. Пролив нам еще не виден. У дальнего берега проходит моторка, и через некоторое время нас баюкают докатившиеся волны. Игорь ставит эксперименты по гидродинамике. В том числе и на мне. Но и на себе тоже. По его наблюдению оптимальная скорость Легора - 5,5 км/ч, а у более длинной Белочки - 6,5. Дальше растет волновое сопротивление. На берегах озера совсем нет мест для стоянки - вот уж не позавидуешь тем, кто попал здесь в шторм. Мы видим пролив, кое-где из воды торчат коряги. За проливом озеро Озерцо (название такое), за ним на большом острове деревни Петровское и Остров, а севернее, на материковом берегу деревня Заречье.

сваи разрушенного моста

сваи разрушенного моста

Вот и сваи разрушенного моста, который некогда соединял остров и материк, столбы с оборванными проводами, а вот и сами деревни. И, что удивительно, рядом со старыми, потемневшими от времени домами, стоят веселенькие современные коттеджики и даже коттеджища. Мы причалили у деревни Петровское.

а вот и сами деревни

а вот и сами деревни

Зпотемневшими от времени домами

Старые дома, тихая улочка

Зпотемневшими от времени домами

рядом идет стройка

Старые дома, тихая улочка, но рядом идет стройка и полно народу. Встать нам в деревне не позволили, но показали место - полуостров за деревней Остров - там имеются две стоянки для таких, как мы. Даже рукой показали. Попутно выяснилось, что персонал и что полегче доставляют на моторках из Спаса-на-Сози, а стройматериалы и прочие тяжести доставляют зимой, когда замерзают болота и накатывают зимник. Строители оказались приезжими, а коттеджи имели даже альпийские горки и прочий феньшуй, не к ночи будь помянут. Мы проехали еще метров двести и нашли то место, с неплохим пляжем внизу и с кострищем, столиком и большой поляной наверху. Место мы нашли удовлетворительным и поставили палатки. Я принялся варить рис, а Юрик и Игорь занялись костром. Стемнело и стало холодно. Рис малость подгорел. Мы открыли бутылку. С воды на наш костер направилась моторка с людьми, нестройно распевавшими разудалые песни. Мы малость принапряглись, но продолжали наши занятия. - Это не наши, - донеслось с воды, - тут байдарки какие-то. Взревел мотор, и моторка понеслась искать своих. В тишине со стороны деревни доносились голоса, а потом в упаковке с продуктами что-то захрустело. - Наверное мышка,- предположили мы, - или ежик.

мышка-полевка

Это была симпатичная мышка-полевка. В наказание за кражу мы сфотографировали мышку со вспышкой, а потом выпустили на свободу. В сырых с утра палатках поработал газовый обогреватель, и палатки быстро стали сухими и теплыми. Бутылка закончилась, и Игорь развел немного спирта.

Игорь развел немного спирта

Бутылка закончилась

Мы довольны - из графика похода мы не выбиваемся, координаты ключевых точек у нас есть и вообще, как пел Егор Летов, все идет по плануууу. И мы пошли спать в теплые и уютные палатки.

"Ночь была великолепная. Луна зашла, и затихшая земля
осталась наедине со звездами. Казалось, что, пока мы, ее дети,
спали, звезды в тишине и безмолвии разговаривали с нею о
каких-то великих тайнах; их голос был слишком низок и глубок,
чтобы мы, люди, могли уловить его нашим детским ухом."
Джером К. Джером

5 октября. Вторник.

П-ов у д.Остров-оз.Великое-исток р.Созь-с.Спас-на-Сози-стоянка на левои берегу р.Созь.Через озера и болота. Каякерские развлечения. Во глубине Белых пятен.

все было покрыто густым инеем

Палатки, посуда, корабли

Утро было солнечным и холодным. Палатки, посуда, корабли - все было покрыто густым инеем. Костер мы развели дольно быстро. Игорь и Юрик с двух сторон снимали, как я загружаю свою Магду. Обоими ногами.

как я загружаю свою Магду

Позавтракав, мы отправились в путь.

Где-то там

поставил мачту и поднял парус

Где-то там, в камышах, километрах в пяти находится исток Сози. В прибрежном тростнике виднелись бобровые хатки. В ту сторону ехала моторка, полная суровых мужчин с ружьями. Небось бобра мочить поехали, подумалось мне. Игорь поставил мачту и поднял парус, но в зеркальный штиль этот девайс более чем бесполезен, как, впрочем, и мой зонтик. Мы взяли пеленг на исток Сози. Пришлось немного поблуждать в камышах.

Пришлось немного поблуждать в камышах

Пришлось немного поблуждать в камышах

Пришлось немного поблуждать в камышах

Вот там мы его и нашли, прорубившись через тростник.

прорубившись через тростник

Время от времени из Сози выезжали моторки. А иногда заезжали. Берега оказались неприветливыми и насквозь заболоченными. Перед входом в Созь встали на дозаправку к танкеру "Белочка". Пиво, хлеб и сало способствовали подъему боевого духа.

Пиво, хлеб и сало

Зподъем боевого духа

В Сози имелось течение, Игорь с помощью прибора установил, как 1 км/ч. На берегах росли живые и мертвые сосенки. Мы решили, что на такой болотистой почве дерево дорастает до определенного возраста и умирает.

В Сози имелось течение

с помощью прибора 1 км/ч

На берегах росли живые и мертвые сосенки

Здерево дорастает до определенного возраста

После 14.00 мы решили встать на обед. К контрольному времени берега не изменились. Хоть они и были довольно высокими, но было совершенно ясно, что это топь, подобно поролоновой губке возвышается над водой и питает реку и озера. В одном таком месте мы все-таки рискнули вылезти на берег. Игорь вылез сразу на кочки, а то, к чему причалили мы с Юриком, оказалось плавучим островом. Очень интересное ощущение - травы и мхи сплелись корнями, образовав качающуюся под ногами зыбкую подушку. На берегу кочки были сухими, а между кочек при наступлении появлялась вода. Мы по-королевски расселись на теплых сухих кочках, вскипятили воду, и пообедали "горячими кружками", луком, хлебом, салом и чаем с кофе. Выяснилось, что чай можно и не заваривать - вода в Сози темная и сама по себе наваристая, похлеще зеленого чая. На плавучем острове росла клюква - крупная, как вишня, но собирать ее там было чрезвычайно опасно. Сегодня мы должны уйти за село Спас-на-Сози как можно дальше. Там нас ожидает настоящая, твердая terra и incognita, ибо от того Спаса до почти до устья нет ни дорог, ни населенных пунктов. Хотя мы не удивимся, обнаружив коттеджи. Спас-на-Сози открылся неожиданно, сразу за поворотом. На правом берегу стояло множество моторок, дома, и вдалеке - обшарпанная, заброшенная церковь.

Сегодня мы должны уйти за село

Фотография церкви

Фотография церкви цельнотянута отсюда: тыц.

Магазина здесь нет. У реки на кустах висело два любопытных дорожных знака, которые мы не могли не сфотографировать.

Здва любопытных дорожных знака

И сразу же после населенки резко увеличилась скорость течения и полосой пошли препятствия - прижимы, сужения, перекаты. А вскоре бетонный показался мост, и за ним шумела вода. Это "ж-ж-ж" было неспроста - за мостом Созь перегораживало нечто, образуя водопадик с перепадом высот немногим меньше метра.

за мостом Созь

У Белочки тонкая шкурка из баннера, и она наиболее уязвима, и с ней наше все. Первыми прыгали ледоколы, а капитан Белочки снимал их подвиги.

водопадик с перепадом высот

водопадик с перепадом высот

Я прыгнул, развернулся и достал камеру. По моим следам прыгнул Юрик. Немного погодя появилась длинная белоснежная тушка Белочки, которая столь же удачно сиганула с водопада. Флотилия было рванула вниз по реке, но тут Юрик сообщил, что у него мокрая задница, и, похоже, он слегка тонет. В первом же походящем месте мы вытащили лодки на твердый берег и приступили к ремонту. Некий острый предмет прорезал обшивку Странника по корме, рядом с леем, защищающим кильсон. Длинна пореза была около двадцати сантиметров.

Длинна пореза была около двадцати

у него мокрая задница

В ремкомплекте есть все необходимое, но по ходу выяснилось, что ножницы тупые, ацетона мало, а клей загустел. Игорь очень быстро обезжирил и наклеил, а я прикатал заплатки обухом раскаленного "до плевка" на газу топорика. Я сфотографировал порез и мокрое пятно на трусах Юрика. Это не от страха, а технологичное. И мы пошли дальше, и Юрик при этом больше не тонул. У Магды был сильно расцарапан защитный лей, но течи не было.

Эти места уже категорически непроходимы для моторок

Эти места уже категорически непроходимы для моторок

Эти места уже категорически непроходимы для моторок, и труднопроходимы для байдарок. Бобры здесь потрудились изрядно. Мы, пища, пролезали под завалами, перетаскивались через плотины. Игорь, как матерый гондурасский барбудос, рубил мачете ветки направо и налево. А потом попался старый мост, из настила которого торчали гвозди.

ЗА потом попался старый мост

Просто удивительно, как никто из нас не поймал их лицом. Вдалеке попались пара заброшенных деревенек с тенденцией превращения в коттеджные хутора. В 17.30 решено было подыскивать стоянку. Удивительное дело - вчера, на озере, Солнце светило нам в глаза. Сегодня утром - тоже и туда же. И сейчас прямо в глаза светит. Мы разогрелись от неустанного падлинга, а в условное время кто-то большой и злой выключил отопление, и руки стали замерзать. А потом уши и все мы. Место нашлось на повороте реки. Критерием выбора стал берег, удобный для вытаскивания кораблей, и наличие на берегу множества сухих дров. Мы разбили лагерь и развели костер. Ужин был экспериментальный - я еще ни разу не варил гречку в пластиковых пакетиках. На всякий случай мы достали крайнюю бутылку обеззараживающей жидкости. МТСы с билайнами в этой глуши ничем себя не проявляли - ни единой палочкой. Несколько позже Юрик влез на дерево и вступил с кем-то в связь. Мы с Игорем ржали, как жеребцы, наблюдая за этим процессом.

влез на дерево и вступил с кем-то в связь

Ужин удался, и на сладкое мы открыли баночку печени минтая, а Игорь зачем-то развел остаток спирта. Сиделось нам неплохо, Игорь сообщил, что спешить ему уже, пожалуй некуда, и если он уйдет в ночь, то мы сможем найти его по храпу у ближайшей бобровой плотины. Он еще и озадачил нас с Юриком, напомнив нам, что обязательно должен быть еще и оверкиль, иначе поход - не Поход. Превращать поход в Поход не хотелось никому. Мы доели минтая, допили согревающий раствор и пошли спать в натопленные палатки. Определили точку стоянки методом обратного пеленга с помощью GPS и непривязанной карты.

"Из потемневшего леса, подступившего к реке, неслышно ползут призрачные
полчища ночи - серые тени. Разогнав последние отряды дня, они бесшумной,
невидимой поступью проходят по колышущейся осоке и вздыхающему камышу.
Ночь на мрачном своем престоле окутывает черными крыльями погружающийся
во мрак мир и безмолвно царит в своем призрачном дворце, освещенном бледными звездами."
Джером К. Джером

6 октября. Среда.

Стоянка на р.Созь - д.Харитоново. Назад, к цивилизации. О бобрах и козлах, о дураках и водке. Что следует считать оверкилем.

Утром мы проснулись довольно рано. Юрик пытался открыть тамбур со своей стороны, а молния замерзла. Он подышал на замок теплым перегаром, и молния поддалась. Все, конечно же, было в инее.
Дольше всех собирался я, и вышел позже, но скоро нагнал эскадру у очередной бобровой плотины. Выражаться нецензурно по поводу бобровой деятельности мы не устаем весь поход. Однако такое трудолюбие не может не вызывать уважения, и по возвращению хочется узнать о бобрах побольше - кто они такие, сколько им платят, состав бригад, и многое другое. Выяснилось, что проход под препятствием у Белочки удается легче - Игорь может полностью спрятаться в кокпит, а нам в Легорах деваться некуда. Вот еще береза.

это сделали не бобры, а козлы

Судя по следам бензопилы, это сделали не бобры, а козлы. Есть непроверенные сведения, что часть завалов делают жители деревни Спас на Сози, чтобы из Волги, по реке, не могли подняться моторки и не обломали бы бизнес местных жителей. К деревне подходит дорога и все, кто хочет посетить озеро Великое оставляют у них под охраной свои машины и лодки, привозимые с собой.
Сегодня мы обносимся намного чаще. А вот из воды торчит резиновый сапог, а точнее сапог за одно со штанами.

из воды торчит резиновый сапог

Труп под сапогом мы не обнаружили, хотя очень похоже что он там есть. Игорь на всякий случай снял координаты сапога. Населенки здесь нет совсем, и этот участок, пожалуй, самый глухой. Но сегодня нам предстоит выбраться к более цивилизованным местам. Во всяком случае, постараться.

этот участок, пожалуй, самый глухой

Змы целых полчаса не обносимся

Во время обносов попадается следы и говны дикого вепря. Хорошо, что не он сам. Участок реки, где мы целых полчаса не обносимся, вызывает недоверчивое удивление. Но вот и бытовка строителей, сиречь бобровая хатка,

Дом бобра - Хатка

Дом бобра - Хатка (высота 3м.)

,а вот и объект бобростроя - плотина. Все в порядке. Обнос. Порой создается впечатление, что мы идем не по реке, а несем байдарки по берегу. Обед. На воде я обнаружил, что забыл карту. Меня ждут, а я возвращаюсь к месту обеда. Против течения это не есть хорошо. Пользуясь случаем, советую не ходить к озерам против течения Сози - замучаетесь. Но вот и карта. Возвращаться назад намного легче. И вновь петляем вместе с рекой и преодолеваем препятствия. Вот над нами ЛЭП - она на карте обозначена. А вот газопровод - его на карте нет. Труба лежит прямо в воде создавая небольшой перекат.

А вот газопровод

создавая небольшой перекат

Река сменила направление на западное, и снова Солнце светит нам в глаза. Скоро на правом берегу должна появиться дорога и признаки населенки. Ага, вот и дорога. Сегодня мы собираемся дойти до поселка им. 1-го мая или хотя бы до Харитоново. В деревне единственные жители, попавшиеся нам на глаза, оказались козлами (в смысле мелкий рогатый скот).
А еще нам попался слив и щебенистый перекат с сильным течением, который слегка попортил нежную шкурку Белочки в ней образовалась течь. Контрольное время уже прошло и начинает недвусмысленно темнеть. Мы ищем стоянку и вскоре находим на левом берегу симпатичное местечко - красиво, березки и много сухих дров. Недалече деревня Харитоново.
Я на обносе поймал воду в сапог, у Игоря подмокла задница, а водки и спирта у нас нет. И я вызываюсь идти в магазин, и выясняю, чего у нас еще нет. Мне напомнили пословицу - "пошлешь дурака за бутылкой водки, он одну и принесет". Это, конечно же, не про меня. Темнеет, и вскоре я выхожу на асфальтовую дорогу и на мост. В Харитоново магазина точно нет, и я зашагал по обочине в сторону поселка им. 1-го мая. Впереди меня по обочине бежит очень красивый сиамский кот. Куда ты бежишь, киска? Там совы, волки и лисы, темно и холодно. Уж не вернутся ли тебе домой, в тепло и уют? Но кот не спеша бежит, не обращая внимания на мои слова, и я вскоре обгоняю его. Пролетающие по шоссе машины останавливаться не желают - уж очень у меня вид, наверное, дикий.
Никольское. Здесь тоже нет магазина. А вот поворот в искомый поселок. Магазины есть, но они там. В смысле, еще пару километров, в итоге 7,5 км. Я купил все, что хотел, и уж водки, конечно, не одну. И пива, ага. Поинтересовался насчет такси. Его нет, но мне повезло - молодой человек подрядился подвезти меня до Харитоновского моста всего за 200 р.
Конечно же, фонарик я не взял. И вот стою на темной обочине, не могу разглядеть тропинку, по которой я сюда пришел, и звоню Игорю. Вскоре с кабаньим треском появился и он. Игорь не стал искать легких путей, и проломился сквозь кустарник по азимуту. Так же, по азимуту, мы проломились и назад, ухитрившись сохранить в целости покупки и не выколоть себе глаза.
На стоянке было уютно - горел костер, стояли палатки, светили звезды и луна, внизу поблескивал темная вода Сози. Юрик уже сварил рис с тушенкой и накрыл на стол. Накатила расслабуха. Стаскивая сапог, я свалился ос стульчика и попал левой ладонью прямо в угли костра. Трезвый, что обидно. То, что я сказал по этому поводу, приводить здесь не буду, но вопль, который я издал, мог довести до инфаркта потенциальных злоумышленников, если б таковые нашлись. Мне сразу налили наркоз и предложили нассать на руку.
Выяснилось, что в мое отсутствие произошел таки оверкиль. Игорь, спустившись к реке за водой, ухнул туда по пояс. Во избежание дальнейших траблов, решили считать это событие настоящим оверкилем и немедленно налили.
Поужинали мы на славу и даже открыли печень минтая. Рис у Юрика получился хорошо. С чувством выполненного долга мы отправились спать.

7 октября. Четверг.

д. Харитоново-пос.им.1-го мая-левый берег у устья р.Созь. К вопросу о несвежей Водке и корнях расслабухи. Кусочек нетронутого леса.

"Речной воздух губительно действует на характер, и в этом, я думаю,
причина, почему даже лодочники иногда грубы друг с другом и допускают
выражения, о которых в более спокойную минуту несомненно готовы пожалеть."
Джером К. Джером

открытая баклажка замерзла

Видимо, я купил вчера несвежую водку. Спал я почему-то ногами к выходу, и Юрик тоже. По потолком горела газовая лампа.
Юрик гнусно ворчал до самого до обеда, у Игоря весь день болела голова, а я просто выпил пива. Очень хорошо, что осталось пиво, но открытая баклажка замерзла. Глотнув пива, я развел костер.
После завтрака Игорь заклеил Белочку остатками клея и ацетона.
Что-то там, впереди шумит - не видно ни от стоянки, ни с моста. Решили, что будем решать вопросы в порядке поступления.

Собрались и пошли дальше

Собрались и пошли дальше. Показалась небольшая плотинка. Я перескочил, а Белочку и Странника провели во избежание.

Показалась небольшая плотинка

Леса отступили и вокруг луга с поникшей осенней травой. Вот и поселок, и мы останавливаемся под первым мостом, решив сходить в магазин и пообедать.

мы останавливаемся под первым мостом

Юрик и Игорь опохмелялись после несвежей водки кефиром и ряженкой. А я по-старинке - пивом. На обед у нас была королевская еда - пельмени Тураковские. Ну как тут не принять по пятьдесят?
После обеда пошли дальше.

Созь стала широкой

Созь стала широкой и полноводной - чувствуется подпор Иваньковской плотины.
Из-за поворота реки величественно выплывают постапокалиптические развалины какого то завода.

развалины какого то завода

"Вперёд, к победе Комунизма"

На фронтоне главного корпуса еще угадывается надпись: "Вперёд, к победе Комунизма". Печальное зрелище. А вот и крайнее препятствие - низенький мостик, под который Белочка проползает, а Магдалену и Странника проносят на руках

еще угадывается надпись

Все, препятствий больше не будет. Вот и первомайский пассажирский порт - теплоходики из Конаково приходят сюда в 9.00 и 18.00. Но ни то, ни другое время нам, увы не подходит.

Гребем мы уже на автомате

Созь здесь широкая, и заходящее солнце золотит наши кораблики. Гребем мы уже на автомате, размеряно и постоянно. Проходим устье реки Сосцы и рвемся вперед, к Волге. На левом берегу строится охренительный дачный поселок, даже скорее коттеджный город "Волга - Волга".
Прощай, дикая и свободная Созь!
Вечереет, вот уж теплоходик пошел в обратный путь. Стало ясно, что по свету до Крапивы мы не доедем, и поэтому решили остановиться немного не доходя до устья Сози. Место еще нетронуто наступающей урбанизацией, но полутора километрами выше и ниже по течению вовсю кипит стройка.
Остался единственный кусочек нетронутого леса - вот здесь. Последний оплот "полиэтиленовой цивилизации" на этом берегу :(

единственный кусочек нетронутого леса

Стоянка оборудована столом и лавками, погребом и полиэтиленовой кухней. На ужин ели макароны и салат из редиски. От водки Игорь отказался, и пил пиво. Сегодняшняя водка была свежей. Было немного грустно; так всегда бывает в конце похода.
Вечер почему-то был теплым. Солнце садилось за стеной леса.
Сегодня мы расслабились и преодолели относительно небольшой кусок маршрута. Вот интересно, что нас расслабило - близость знакомых мест, окончание похода, или все-таки вчерашняя несвежая водка?

"Мы укрыли нашу лодку в тихой бухточке, поставили палатку, сварили
скромный ужин и поели. Вспыхивают огоньки в длинных трубках, звучит
негромкая веселая болтовня. Когда разговор прерывается, слышно, как река,
плескаясь вокруг лодки, рассказывает диковинные старые сказки, напевает
детскую песенку, которую она поет уже тысячи лет и будет петь, пока ее
голос не станет дряхлым и хриплым. Нам, которые научились любить ее
изменчивый лик, которые так часто искали приюта на ее волнующейся груди, -
нам кажется, что мы понимаем ее, хотя и не могли бы рассказать словами
повесть, которую слушаем."
Джером К.Джером

8 октября.Пятница.

Стоянка у устья р.Созь-Конаково-Ленинградский вокзал. Родные места. На большой воде. Антистапель. Прощание с водой.

"Я не знаю ничего более увлекательного, чем идти под парусом. Это
наибольшее приближение к полету, по крайней мере наяву. Быстрые крылья
ветра как будто уносят вас вперед, неведомо куда. Вы больше не похожи на
слабое, неуклюжее создание, медленно извивающееся на земле, - вы слиты с
природой. Ваше сердце бьется в лад с ее сердцем, ее прекрасные руки
обнимают вас и прижимают к груди. Духом вы заодно с нею, члены ваши легки.
Голоса атмосферы звучат для вас. Земля кажется маленькой и далекой. Облака
над головой - ваши братья, и вы протягиваете к ним руки."
Джером К.Джером

Стоит ли говорить, что утром на палатках был иней. Завтракаем. Есть соблазн зайти на Крапиву, но мы его прогоняем. Вниз по течению прошел утренний пароходик - стало быть, десятый час, и мы стали собираться, Сфотографировались втроем на лавочке у причала и вскоре вышли на воду.

втроем на лавочке

С фарватера уже видны закомые до боли и родные места - остров с земснарядом, острова Родильный и Рыбацкий, Отсыпка, острова Плывучие, и, конечно, дальний берег родимой Крапивы.
Стойка века идет и на левом берегу устья Сози. Игорь полагает, что сюда мы скоро будем ездить за водкой из Крапивы, или пропустить бокальчик "мохито" со льдом, в летнюю жару :). Как знать?
Выйдя на простор Московского моря aka Волга, мы поворачиваем вправо. Есть небольшой попутный ветерок, Игорь ставит парус, мы слева и справа прицепляемся к нему, и я открываю зонтик и пиво. Получился этакий экспромт-тримаран с поперечными связями из рук. Идем медленнее, чем н веслах, но должна же наша экспедиция быть чуть-чуть хотя бы парусной по правилам хорошего тона. Игорь рулит веслом, тримаран превращается в проа - Юрик отошел в сторону и фотографирует нас.

поперечными связями из рук

Идем медленнее

открываю зонтик

День теплый и солнечный, и мы, наверное, хорошо смотримся на воде - белоснежная Белочка, син-серый Странник и красно-черная Магдалена. Вот уже видны дома Конаково.
Юрик уже на берегу, а Игорь и я финишируем под парусами каждый. Вот под килем заскрежетал песок, и на этой ноте закончилась водная часть путешествия.

День теплый и солнечны

Мы разбираем наши верные кораблики. Егорки разбираются шутя, а вот Белочка показывает свой таймений норов - шпингалет привального бруса закусило намертво. Капитан выхватывает абордажную саблю мачете Тайга и срубает нах... аккуратно перепиливает норовистую деталь.

аккуратно перепиливает норовистую деталь

Обедаем и идем на пятичасовую электричку - времени у нас вагон. Немного непривычно - мы уже давно не видели столько людей сразу. Стемнело, а вот и Комсомольская полощадь, вокзалов созвездье. Юрик уходит на Каланчевку, Игорь выходит на Лубянке, а я еду до Юго- западной. Поход окончен.

Выводы

В следствии того, что местность крайне заболоченна, количество стоянок ограничено. При выходе из р.Борозда в озеро надо идти при любой погоде, любом волнении озера и любой силе ветра до деревень, ибо укрытся негде, берега, это сплошное болото и камыши. То же самое при выходе от деревень до Спаса на Сози.
Сложность маршрута сильно зависит от времени года.
Весной, во время высокой воды, прохождение реки Созь наиболее опасно. Вода поднимается на 1-1,5м. выше чем на фотографиях, скрывая от глаз многие опасные препятствия: низкие мостики и поваленные деревья. В результате того , что река черезвычайно извилиста, при сильном течении, можно поздно увидеть препятствие(поваленное дерево), кильнутся или травмироватся об него.
Комары: Кругом болота. Весной и Летом, комары - бедствие.
Осень: конец сентября - октябрь, самое подходящее время для похода
Солнце: если оно есть, то практически всегда в глаза.

Выводы и послесловие автора.

А какие вы сделали бы выводы? Ну да, мы молодцы, и порох есть в пороховницах. Конечно, команда из бывалых взрослых мужиков всегда будет оперативнее команды женщин и детей. Нам понравилось, и ошибок мы не допустили. Ни разу не спорили и не ссорились, и полярную лису, особенно полную, так и не встретили. Нам понравилось. Разумеется, длинная лодка на гладкой воде идет быстрее короткой. Легор, понятное дело, очень хорош для путешествий, а уж о Белочке и говорить нечего. Маршрут всем нам понравился, ибо имело место быть преодоление и исследование незнакомых мест. Мы прошли реку от истока до устья. Однако идти туда второй раз вряд ли захочется. Полагаем, что найдем себе еще Белые пятна, потому что...

Navigare necesse est, vivere non est necesse…

Продолжительность похода: 6 дней.
Ходовых дней: 5 дней.
Пройденное расстояние пешком(GPS):
Пройденное расстояние по воде(GPS):

2010г.